Фильм Четырежды смотреть онлайн в отличном качестве бесплатно
» » Фильм Четырежды смотреть онлайн в отличном качестве бесплатно

Четырежды

22-07-2019, 13:26
Старый пастух доживает свои последние дни в тихой средневековой деревушке, взгромоздившейся на холмах Калабрии на самом юге Италии. Он пасет коз под небесами, которые большинство жителей деревни покинуло очень давно. Он болен и считает, что нашел лекарство - пыль, которую собирает на полу церкви и которую принимает каждый день, размешав в воде...
Сообщить об ошибке
  • Смотреть онлайн
  • Кадры
  • Рецензии
Старый пастух доживает свои последние дни в тихой средневековой деревушке, взгромоздившейся на холмах Калабрии на самом юге Италии. Он пасет коз под небесами, которые большинство жителей деревни покинули очень давно. Он болен и считает, что нашел лекарство - пыль, которую собирает на полу церкви и принимает каждый день, размешав в воде... К официальному синопсису часто добавляют, что ««Четырежды» - поэтическая картина о вечном вращении циклов жизни и природы и древних традициях существующего вне времени места. История одной души, которая проходит через четыре следующие одна за другой жизни», однако вам всё-таки стоит знать, чего ожидать от фильма.

Прежде всего, картина состоит из четырех частей, в которых происходит ровно то, что описано в синопсисе: пастух пасет коз и умирает, у одной из его коз рождается козлёнок и теряется в лесу под огромной елью, которую потом жители деревни срубают и привозят на центральную площадь... И так далее. Воображаемая драматургия фильма зиждется на том, как зритель для себя трактует содержание, поэтому, «Четырежды» стоит, наверное, отнести к разряду «фильмов-переживаний», которые важны не столько содержанием, сколько оставленным после себя запутанным пунктиром эмоций.

Неподготовленный зритель «Четырежды» запросто может принять за документальные хроники Жизни в окрестностях маленькой деревни, потому что для привычного художественного кинотеатрального произведения показать, что «вот так и мы, рождаемся, живём, умираем» - ход смелый, почти радикальный, ибо по форме намеренная отстранённость и лаконичность повествования и попытка режиссёра изобразить естественное течение жизни - из-за аскетичных средств выражения вводит большинство зрителей - кого в ступор, кого - в экстатический восторг. Одни - недоумевают, почему в фильме нет привычной для них драматургии или хотя бы сюжета помимо жизни, смерти и перерождения, другие - возводят цикл из историй четырёх... эээ... судеб в категорию притчи. Что это на самом деле - талантливая обманка или великий, хоть и скромный, фильм о Жизни - решать вам. Главное - посмотреть его в тёмном кинозале с большим экраном. Это хотя бы удержит вас на месте в первые минуты картины, а затем вы просто поймёте, ваше кино это или нет. Но ознакомиться с фильмом «Четырежды», наверное, всё-таки стоит, потому что кинопереживания такого уровня обобщения нам по жизни встречаются не так уж и часто.


Учение о схеме мира

Четыре есть всадников Апокалипсиса, несущих погибель всему живому; на четыре части разделяют тело при его четвертовании; четыре угла имеет квадрат, именующийся замкнутым - из него нет выхода. Четыре - число, обозначающее в схеме строения Древа жизни не что иное, как милосердие.

Второй фильм представителя итальянского «перерождения» Микеланджело Фраммартино в 2010 году был награжден призом за лучшую европейскую картину от европейских кинотеатров («Label Europa Cinemas») в Каннах, а также множеством наград кинофестивалей в разных уголках мира, среди которых кинолента получила два гран-при. «Четырежды» по концепции схож с предыдущей лентой итальянца - «Дар» (2003), где формируются принципы видения его собственной кинополитики, осуществляемой в ключе псевдодокументализма.

Синопсис гласит, что фильм разделен на три составные части, и главных героев, соответственно, трое (старик, козочка и дерево). Однако беря во внимание заключительную часть, которая не перекрывается отдельным сюжетом, было бы правильнее заметить, что кино Фраммантино имеет четыре последовательные сюжетные линии.

В пространстве с определенным названием, но без временной составляющей живет старый пастух, основными соседями которого являются козы, собака да пожилая женщина, собирающая пыль на полу церкви, которую старик принимает как лекарство. Живет этот старик на свете так давно, что в момент колебания привычного уклада жизни его мир в одночасье рушится. Окружающий же мир остается недвижим. Во второй картине речь идет о козленке, родившимся незадолго после ухода старика; на фоне игрового антуража режиссер представляет появление новой жизни как нельзя более реально. Дерево, используемое во время городского праздника и последующее его «падение» - параллель номер три. Казалось бы, на этом синопсис и заканчивается, однако есть четвертая ступень регенерации, в данном случае - древесный уголь.

Итак, на безмолвной ноте длинной сцены обозрения мешков с древесным углем Фраммантино и заканчивает свое повествование, но камера не зря недвижимо указывает на продукт переработки древесины: акцент сделан на переосмыслении жизни, и, как не странно, «псевдорегенерации» образов - от высшей ступени «Человек» к низшей - в данном случае - топливо и его пыль.

«Четырежды» - фильм-размышление, его атмосфера погружает в медитативное состояние отрешенности и отчасти бренности существования, однако, в отличие от схожего по концепции «Фонтана» Аранофски, «Четырежды» не сверкает вспышками озарения - просветление просачивается постепенно, и безумная печаль, совсем как у несуществующего писателя, накрывает время, место и саму жизнь.

P.S. Мне уже давно следовало избавиться от тебя. Так или иначе, теперь мы в расчете.



Смысл жизни - смерть

У этого фильма есть одно бесспорное достоинство: он достигает великолепного, высокого символизма в изображении смерти. Избранный символ очень прост - это беззвучно сгущающаяся неотвратимая мгла. Это настолько явный, не оставляющий надежды, абсолютный конец, что становится даже немного не по себе. Камера оператора устанавливается в могиле, которую закрывают - навсегда - надгробным камнем. Потом камеру ставят в центр затейливо сложенных бревен, обкладываемых новыми и новыми поленьями, которым предстоит обратиться в уголь: когда очередное полено закрывает последнюю щель света, смерть снова подает свой знак. Дерево уже срубили, уже накололи на поленья, теперь их сожгут - но подлинная смерть дерева наступает тогда, когда на экране воцаряется абсолютная мгла. И когда потерявшийся, долго жалобно блеявший козленок затихает в какой-то канавке, и ближе к ночи такая же зловеще молчаливая мгла окутывает его тельце, и белое постепенно растворяется в черном, мы понимаем: козленок не заснул - он умер.

Смерть как конец и венец всего сущего торжествует в пространстве фильма Микеланджело Фраммартино «Четырежды». Одна из этих смертей - человеческая, другие - смерть козленка и гибель дерева. Некий смысл и продолжение имеют лишь смерти, занимающие свое место в вечном движении природы: мертвое животное обратится в перегной, дерево порадует поселян на празднике, а потом превратится в уголь, которым будут топить дома, - но человек, центр гуманистического мира, в фильме Фраммартино живет и умирает оглушительно бессмысленно.

Старик пас коз - потом умер. Ничего не изменилось - теперь коз будет пасти другой человек. От старого пастуха не осталось даже головки сыра. Фильм с каким-то брезгливым равнодушием расправляется с иллюзиями, которые люди придумывают себе веками, объясняя загадку жизни и смерти, пытаясь сказать себе и другим, что найдут продолжение в своих делах или детях. Единственному человеку, чье лицо будет показано в фильме, отказано в продолжении в детях, которых нет, или делах, которые были слишком незначительны. В разные благоглупостные теории бессмертия души Фраммартино слишком явно не верит. Могильный камень, темнота - и все, хватит с вас. Никаких иллюзий. Зачем человек живет? Чтобы помучиться, покашлять и сдохнуть. Вот и все. Человек умирает - и ничто не меняется ни в чьем мире. Джон Донн про острова с колоколами написал, конечно, красиво, но нам его пафос ни к чему. Как и «картинки» с изваяниями великого тезки режиссера. Мы люди современные, трезвые, нам ни сказки о религии, ни всякие бредни про «Жизнь прекрасна» не нужны, этим пусть старухи и идиоты пробавляются.

И странно было бы ожидать иной позиции от фильма, которому не только Бог, но и люди, собственно, не интересны. План человеческого лица (это будет лицо старого пастуха) мы увидим лишь пару раз. Вскоре после того, как этот план в очередной (второй или третий) раз будет показан зрителю, старик поднимется из травы и застегнет штаны. Это не случайный жест, потому что в этом фильме случайного нет. Просто нам не следует воображать, что изучая благородное лицо старика, Фраммартино хочет рассказать нам о нем что-то важное, что-то человеческое. Нам не следует увлекаться размышлениями о том, что это за человек, что за жизнь он прожил, стоит ли его любить, стоит ли уважать. Человек в пространстве «Четырежды» не должен забываться, не должен слишком далеко уходить от своей животной природы, нам тут эти гуманистические штучки не нужны. Где лицо - там и естественные надобности, все едино, все рядом.

Другие люди будут показаны издали. Женщину, помогающую старику собирать пыль из церкви, придется показать поближе. Но выход будет найден: мы увидим ее только со спины. Старик, наблюдающий за ее движениями, будет показан в профиль, и лицо его будет скрыто тенью. Затем придется сделать уступку здравому смыслу: старик все же произнесет отчетливо человеческое слово: «Grazie» (спасибо). Все-таки итальянец не может принять услугу без grazie. Но хорошенького понемножку. Все остальные люди, живущие в уродливой деревне в невзрачном пейзаже (нужно долго стараться, чтобы найти невзрачный сельский пейзаж в Италии), предстанут на экране маленькими фигурками размером с муравья. Иногда мелькнет на ближнем плане какая-нибудь рука, нога, затылок - ну и хватит с этих людей.

Иногда они будут что-то говорить - невнятно, с далекого расстояния, без перевода, действительно ненужного, потому что все разговоры тут будут подчеркнуто бессмысленными, на уровне междометий. Это лишний раз подчеркнет сходство человеческой болтовни с блеянием коз: блеяние ведь тоже переводить не нужно. По замыслу Фраммартино человек говорит, потому что любит болтать, а живет потому, что родился. Затем, чтобы подергавшись, помучившись, покашляв, пообманывав себя самыми дурацкими надеждами вроде излечения пылью с церковного пола, поизображав радость на идиотском ежегодном празднике, сдохнуть и упокоиться в непроглядном мраке.

Страдает ли Фраммартино, констатируя конечность и бессмысленность всякого существования, особенно человеческого? Мне так не показалось. Философия Фраммартино - это философия, отрицающая не только Божественный замысел, но и простые, зримые радости реальной земной жизни, само существование этих радостей, человеческого тепла, любви, симпатии. Но пытаясь казаться беспристрастным хроникером, автор «Четырежды» очень пристрастен, старательно выбирая из бесконечно пестрого потока жизни только то, что имеет отношение к бессмысленности, страданию и смерти, и намеренно отворачиваясь от лиц - вдруг на чьем-нибудь сверкнет искренняя улыбка.

Принимать ли философию фильма «Четырежды», решать зрителю. Я же, зная о жизни нечто помимо показанного на экране, предпочту этого не делать. И дело тут даже не в загробной жизни, а просто в жизни как таковой, которая, как бы неотвратимо она ни заканчивалась гибелью, все же стоит того, чтобы жить.
На Vkinozale.tv вы можете посмотреть фильм "Четырежды" не только на компьютере, но и на телефонах и планшетах Андроид (Android) и iOS - Айфон (iPhone) и Айпад (iPad), а также на Smart TV совершенно бесплатно и без регистрации.

Комментарии: 0

Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
КОММЕНТИРУЕМОЕ
up