Фильм Рай: Вера смотреть онлайн в отличном качестве бесплатно
» » Фильм Рай: Вера смотреть онлайн в отличном качестве бесплатно

Рай: Вера

24-07-2019, 12:20
Анна-Мария, по профессии рентгенотехник, уверена, что рай - там, где Иисус. Она посвящает весь свой отпуск миссионерской работе, чтобы Австрию можно было вернуть на путь добродетели. Ежедневно она совершает паломничество по Вене,: ходит от дома к дому с полуметровой статуей девы Марии. В один прекрасный день после многих лет отсутствия домой возвращается ее муж, мусульманин из Египта, прикованный к инвалидному креслу.
Сообщить об ошибке
  • Смотреть онлайн
  • Кадры
  • Рецензии
Последнее искушение христианки

Иисус как любовник

Время от времени, сейчас, правда, всё реже и реже, на пороге моей квартиры появляются незваные гости - представители какой-нибудь конфессии, например, адвентисты седьмого дня или свидетели Иеговы. Мои диалоги с ними обычно длятся недолго: высказав и выслушав приглашения на встречу, мы наигранно вежливо расстаёмся с взаимным чувством выполненного долга. И, слава Богу, что до сих пор в мою дверь не звонила Анна-Мария...

Венский рентгенолог Анна-Мария берёт очередной отпуск, и вместо того, чтобы поехать куда-нибудь отдохнуть (как сестра, например, отправившаяся в прошлом фильме Зайдля «Рай: любовь» в Кению на поиски свободной любви), принимается активно заниматься миссионерской деятельностью - пропагандой в австрийской столице католицизма. Она разносит по квартирам статуэтки девы Марии, пытаясь обратить своих малосознательных соплеменников в спасительную веру.

А вернувшись домой, истово молится и передвигается по своей большой и ухоженной квартире исключительно на коленях, хлещет себя плетьми и безвозмездно предоставляет своё жилье для сходок таких же адептов-христиан. Как добропорядочная католичка она идёт навстречу подруге, временно оставляя у себя чужого кота, которого размещает, однако, в тёмном подвале. Но когда из Египта неожиданно возвращается прикованный к инвалидной коляске муж-мусульманин, её религиозность подвергается куда более серьёзному испытанию.

Межконфессионные разборки Анны-Марии с мужем быстро перерастают в обоюдные оскорбления, затем во взаимные пакости и завершаются рукоприкладством и неуклюжей борьбой двух пожилых людей, которые барахтаются на полу как обиженные дети, пытающиеся силой склонить друг друга на свою сторону. Супружеская возня переплетенных в замысловатой камасутре тел, не любви, а агрессии - вот квинтэссенция деградировавших семейных отношений по-Зайдлю. «Запертые чувства» - так может именоваться ключевая тема этого режиссёра, к которой он, так или иначе, обращается в каждой своей работе.

На сегодняшний день он едва ли не лучше всех научился извлекать её содержимое на поверхность из-под покрытой льдом отчуждения жизни австрийских бюргеров. Надо заметить, что пребывание в венской столице никому тут особой радости не приносит. Однажды, во время очередного позднего возвращения домой, Анна-Мария слышит странные стоны, доносящиеся из кустов. Набравшись смелости и заглянув за ближайшую ёлку, она видит там что-то вроде «ретрита свингеров на природе». Как завороженная глазеет она на свальный грех, не в состоянии сделать выбор: то ли присоединиться к приверженцам группового секса, то ли осенить их крестным знаменьем.

«Ослиные уши» бывшего режиссёра-документалиста торчат тут в каждом кадре, придавая фильму ту редкостную натуральность, которую обычно в игровом кино днём с огнём не отыщешь. Вот Анна-Мария пытается направить на путь истинный придурковатого местного Плюшкина, под потолок забившего свою квартиру ненужными вещами, вот стремится приобщить к истинной вере спившуюся русскую эмигрантку. А вот муж Анны-Марии пытается утихомирить дико рычащего кота, который выдаёт столь непереносимые для уха «рулады», что начинаешь не на шутку переживать не только за здоровье животного, но и за исполнителя роли супруга.

Главные героини зайдлевской трилогии о рае, фрустрированные моральными предписаниями, своим телесным несовершенством, а также дефицитом внимания и нежности, переживают серьёзный кризис в отношениях с мужчинами. Каждая пытается избавиться от одиночества, доходя в своих поисках либо до полного краха, либо останавливаясь на полпути к нему. Измученная отсутствием мужниных ласк, но разогретая молитвенными признаниями в любви к Господу, Анна-Мария однажды снимает распятье со стены и затаскивает под одеяло.

Таким рискованным кадром Зайдль демонстрирует одно из крайних проявлений эскапизма, основанного на слепой религиозной вере, доведенной до сексуального экстаза. И это в то время, когда лежащий в другой комнате муж перед тем уже долгое время безуспешно пытается добиться от неё хоть какого-то внимания. Распятье, используемое как дилдо - последний гвоздь, вбитый в крышку гроба традиционной религии, часто обретающей форму помешательства. Похоже на то, что один из «форматов» христианства под названием «католицизм» не выдержал испытания временем, или, по крайней мере, для многих перестал быть воодушевляющим духовным ресурсом.

Классические религии, некогда узурпировавшие связь с Богом, и объявившие себя единственными и неповторимыми посредниками между земными страждущими и небесной канцелярией, рано или поздно должны были либо умерить имперские амбиции, либо рухнуть под тяжестью взятых на себя обязательств. Может быть, поэтому, Австрия, показанная в фильме, это страна явно преобладающего атеизма.


А вера ли?

«Мои фильмы - это зеркальная картина западного социума», - сказал в одном из интервью австрийский режиссёр, продюсер и сценарист Ульрих Зайдль, снявший трилогию под общим названием «Рай», над которой работал 7 лет. «Любовь», «Вера» и «Надежда» - это три инкарнации рая в форме трех историй о поисках себя представительницами чувственного пола. При всей направленности этих фильмов, как сам признавал Зайдль, на публику, при всем его стремлении поднять серьезные вопросы, показать нашу жизнь с критической точки зрения и заставить зрителей задуматься, режиссёр ещё и как бы ставит под сомнение и экспериментирует с незыблемыми религиозными и общечеловеческими понятиями: любовью, верой и надеждой.

Конечно, можно сказать о гротескности образов персонажей в том или ином своем проявлении, как то в одиночестве, насилии, насилии в отношениях, в супружеской жизни, сексуальности и религии, однако, как сам говорил режиссёр, многие явления, продемонстрированные в трилогии, действительно имеют место быть. Например, в «Вере» Анна-Мария влюбляется в Христа не только духовно, но и физически. Для таких женщин, для которых действительно существует Иисус Христос, он уже не только Бог, но и настоящий человек, любовник. И такие истории случаются, например, в женских монастырях.

Многие, как в своё время Анна-Мария, при помощи религии отгораживаются от всего живого и человеческого, надевают на себя маску праведников и развивают в себе комплекс бога. Религия по идее должна служить способом познания человеком самого себя, а в итоге человек служит религии. Анна-Мария работает в рентгеновском кабинете и каждый день просвечивает людей насквозь, однако взглянуть в бездны собственного подсознания отказывается. При этом буквально растворившись в образе Иисуса, посвятив всю свою жизнь служению ему, она в то же время берёт на себя смелость приносить себя в «жертву как посильное искупление за то, что каждый из нелюдей издевается и глумится над тобой, Иисусе», тем самым возводя себя чуть ли не в ранг самого Сына Божьего. Любое проявление чувств она принимает за греховное и наказывает себя бичеванием, а за её миссионерством никак не стоит любовь к ближнему своему. Всё, что её заботит, это достойное место для фигурки Девы Марии и обязательное чтение молитвы. Мужчину, которому тяжело стоять на коленях из-за больных ног, она попрекает тем, что ради Девы Марии можно и помучиться. Кота, которого привезла ей подруга на время отъезда, она держит в клетке в гараже. Здесь и не пахнет истинной верой, здесь просто следование религиозному культу, благодаря которому люди имеют возможность возвыситься над «простыми смертными».

Когда к ней возвращается муж-калека, без основательных на то причин, она смиренно начинает за ним ухаживать, ибо «возлюби ближнего своего». Анна-Мария не может чётко обозначить свою позицию. Хотя у человека есть и крыша над головой, и заботящиеся родственники, она принимает тяжесть заботы о ближнем своём, не проявляя при этом никакого расположения к этому ближнему: просто механически стирает, готовит, стелет постель, моет его. Т. е. для преподобной Анны-Марии некий мусульманин Набиль всего лишь пустое место, что, ясное дело, не может не выводить из себя. Набиль перепробовал все попытки достучаться до жены, пробудить в ней живые человеческие чувства и реакции: сначала он требует спать с ней в одной кровати, потом включает мусульманскую музыку, снимает простыню с картины мусульманского храма в Иерусалиме, ставит свадебное фото вместо иконы Иисуса, пытается искренне рассказать ей о своих чувствах, переживает, что ей неприятно его видеть, потом снова начинает бить её, оскорблять, плюёт во время молитвы, в конце концов сбивает все кресты со стен. Вследствие последнего Анна-Мария решила, что имеет права наказывать, и оставляет его без средства передвижения.

В результате испытание, которое преподнёс Анне-Марии Иисус (или любезный Ульрих Зайдль) оказалось для неё слишком тяжёлым, и смирение перерастает в ненависть к Иисусу. Она плюёт в него и избивает плетью. История о том, как человек вместо настоящих чувств, любви, истинной веры, посвящения упорно продолжает искать искусственные заменители, при этом пытаясь жить чисто духовной жизнью. Зайдль пытается доказать, что религиозный фанатизм приводит только к самообману, лицемерию и ханжеству.


А вера ли?

«Рай: Вера» - вторая часть трилогии австрийского режиссёра, специализирующегося на чернухе, Ульриха Зайдля. Фильм, конечно же, скандальный, так как высмеивает в достаточно жёсткой форме религиозное мракобесие.

Анна-Мария (Мария Хофштаттер) - чокнутая религиозная фанатичка. У неё простой распорядок дня: сходить на работу, приготовить себе еду, ожесточённо отхлестать себя плетью за чужие грехи. Отпуск и выходные дни она проводит даже веселее: бродит по домам эмигрантов с фигуркой Девы Марии и пытается заставить их молиться. В своих походах иногда она не встречает никакого сопротивления, порой же затевает спор с интеллигентами или же борется с пьяной эмигранткой из Союза, пытающейся понюхать её трусики и отобрать пиво. Периодически Анна молится дома одна. Вернее, что значит «молится»? Ползает по квартире на коленях. Видимо, истязает себя. Временами к ней захаживают приятели по секте. «Всё идёт по плану». Однако в один прекрасный вечер Анна приходит домой, включает свет и застаёт там бородатого улыбающегося араба. Оказывается, что это её муж Набил (Набил Сале). Он - инвалид-колясочник, два года назад покинувший дом по неизвестным причинам. Видимо, именно тогда он попал в автомобильную катастрофу, приковавшую его к инвалидному креслу на всю оставшуюся жизнь. Эта же авария послужила причиной погружения Анны в религиозные дебри. Встречает она мужа весьма холодно, укладывает на диван и ведёт себя с ним как-то не по-христиански. Конечно, когда перед едой Налиб произносит слова «во имя Аллаха, милостивого и милосердного», мы понимаем, что в воссоединившейся семье не может не назреть конфликт.

«Рай: Вера» - это яркая и высококлассная сатира, заточённая в рамки минималистичного стиля Ульриха Зайдля. Однако, если скандальная каннская антиклерикальная драма «За холмами» Кристиана Мунджиу - это высоколобое серьёзное кино, то австриец не берёт на себя роль непредвзятого рассказчика, здесь он - карикатурист. Он открыто высмеивает мракобесие, прибегая к нарочитой провокации. Жизнь Анны выглядит дико и даже немного забавно. Вот в её «разговоре» с распятием проскальзывает фраза, обращённая к Иисусу: «Какой ты красивый мужчина!», - наталкивая нас на определённые мысли, а потом мы видим сцену с мастурбацией распятьем. Когда Анна случайно застаёт вечером в глубине парака группу совокупляющихся молодых людей и девушек, то в ужасе убегает оттуда. Что же мы видим на её лице? Какие эмоции? Отвращение, злобу или соблазн? Конечно, сексуальный подтекст, закладываемый Зайдлем в фильм, находится на поверхности, он, к примеру, явно пытается нам сказать, что у садомазохизма и веры Анны достаточно много общего. Впрочем, раз уж мы начали говорить на эту тему, свои супружеские обязанности она выполнять отказывается. В целом, кажется, что её муж-мусульманин не так религиозен и более адекватен, хоть он и достаточно буйный дядька. Вот только какое значение мы вкладываем в это странное словосочетание «не так религиозен»? На деле Анна ни на сантиметр не находится ближе к богу, чем Налиб. Где её сострадание, когда она отбирает у мужа коляску, заставляя его ползать по дому?

Фанатичная вера - это просто фасад. Социальные декорации. Внутри Анна - грязная и мерзкая баба. Она - неприятный человек. «Почему ты меня наказываешь? Я ненавижу тебя!» - кричит это заблудившаяся женщина на распятье в финальной сцене. Не очень-то похоже на смирение Иова. Одна лишь тяга к крайностям. Анна не хочет понимать, что торги с богом неуместны.

«Рай: Вера» на голову выше первой части трилогии. Конечно, Зайдль всё так же скуп на визуальные красоты, открыто показывает половой акт и вообще достаточно радикален - это всё тот же дикий австриец. Однако здесь он явно нашёл в себе силы не просто на какую-то рядовую чернуху, но на хлёсткое высказывание по острому общественному вопросу.
На Vkinozale.tv вы можете посмотреть фильм "Рай: Вера" не только на компьютере, но и на телефонах и планшетах Андроид (Android) и iOS - Айфон (iPhone) и Айпад (iPad), а также на Smart TV совершенно бесплатно и без регистрации.

Комментарии: 0

Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
КОММЕНТИРУЕМОЕ
up