Фильм Эйзенштейн в Гуанахуато смотреть онлайн в отличном качестве бесплатно
» » Фильм Эйзенштейн в Гуанахуато смотреть онлайн в отличном качестве бесплатно

Эйзенштейн в Гуанахуато

30-07-2019, 11:34
В октябре 1931 года маститый кинорежиссёр Сергей Эйзенштейн, которому на тот момент тридцать три года, всё ещё девственник, путешествует по Мексике, работая над фильмом «Да здравствует Мексика!» (Que viva México), финансируемым частным образом американскими сторонниками коммунистов во главе с писателем Эптоном Синклером.

Эйзенштейн намерен провести несколько дней в Гуанахуато, прекрасном городе серебряных копей XVIII века, где собирается увидеть и заснять знаменитый Музей Мертвецов. Осведомлённый о враждебном отношении к нему в меняющейся при Сталине советской России, одинокий и тоскующий по родине Эйзенштейн сталкивается здесь с новыми способами мифологического мышления - далёкими от европейских традиций.

Он открывает идеи начала XX века, связанные с мифом о благородном дикаре, мифом о невинной жизни, плотскими сущностями секса и смерти. Открытия сильно потрясают его. На фоне этих декораций Эйзенштейн, очарованный свежестью и жизнеспособностью мексиканской культуры, проживает недолгую историю любви со своим гидом в Гуанахуато - молодым и женатым мексиканским историком Паломино Каньедо.

Эйзенштейн проводит в городе десять ярких и чувственных дней (каждый день последовательно пронумерован). Эти переживания изменили Эйзенштейна и сыграли ключевую роль в его жизни и кинокарьере.
Сообщить об ошибке
  • Смотреть онлайн
  • Кадры
  • Рецензии
Известный русский режиссер Сергей Эйзенштейн приезжает в солнечную Мексику для того, что б снять свой новый фильм. Посмотреть страну, побольше узнать о ее обычаях и традициях, а также побывать в нахваленном Музее Мертвецов. Ну, по крайней мере он так всем и говорит. Но, каковы же истинные причины приезда знаменитого мэтра?? Что бы понять это, необходимо присмотреться поближе к самому нашему герою. Первое впечетление что Сергей не много «не в себе», он кажется простодушным, добрым и даже забавным, в чем то его повадки напоминают детские. Но так ли это?

В первые же дни попадание в чужую страну с Сергеем происходит ряд конфузов. Что это? Случайные нелепые совпадения, или все таки тайное нутро режиссера рвется наружу. Сначала у него находят порнографические снимки, после его разгульное поведение, и уже мнение о добром Эйзенштейне режиссере начинают развеваться. Вскоре линия сюжета разворачивается таким образом, что оказывается гид и ассистент Сергея в Мексике Александров, имеющий жену и двоих детей, на самом деле гей. В последствии между ним и Сергеем стремительно начинают развиваться отношения. Каков будет их финал смотрите ...


«Эйзенштейн в Гуанахуато»: Анальный секс как смысл жизни.

Первый широкий общественный резонанс картина графомана от кинематографа Питера Гринуэя получила благодаря заявлениям министерства культуры Российской Федерации о том, что официальной поддержки и содействия в вопросах финансирования и дистрибуции «Эйзенштейн в Гуанахуато» не получит, так как работа имеет целью репрезентацию предполагаемой гомосексуальности режиссера и спекуляции на данную тему. Если в большинстве случаев с представителями российских властей согласиться в вопросах морали довольно трудно, то в данном кейсе обвинения в нетерпимости снимаются сразу же после просмотра фильма.

Имя Сергея Эйзенштейна является одним из столпов мирового кинематографа: невозможно говорить о теории и практике данного направления искусства без упоминания новаторских методов монтажа и переосмысления роли визуализации, как способа раскрытия содержания авторского замысла, сделанных господином Эйзенштейном. Иными словами, без автора «Ивана Грозного» и «Александра Невского» современный кинематограф равносилен философии без Аристотеля. Увлекающиеся творчеством режиссера знают, что были в его карьере не только блистательные достижения, но и неудачи, состоящие в нереализованных или не вышедших на экран проектах (например, киноверсия произведения «Павлик Морозов»), одним из таких фиаско стали съемки фильма с рабочим названием «Que viva Mexico!», продюсировали который Мэри Синклэр и позднее присоединившийся к ней Сол Лессер.

Деловая поездка режиссера в Мексику в начале 30-х годов 20-го века и становится объектом рассмотрения «Эйзенштейна в Гуанахуато», но вместо противоречивых отношений между советским режиссером и его американскими патронами, возникших то ли на почве столкновения иделогий, то ли из-за трудного характера и творческого кризиса постановщика, на экране предстают многочисленные гомосексуальные соития, лишенные даже минимума эстетики, иногда перемежаемые отвратительными сценами, в которых экранный Эйзенштейн демонстрирует то член, то задницу, и эти планы нарочито долгие и крупные (после которых «Жизнь Адель», с ее пальцами в различных отверстиях женского тела, кажется крайне романтичной и нежной историей), превосходно подходящие для порнофильма, но не лакированного, где все действующие лица сексуальные есть обладатели упругих тел, а любительского, не предназначенного ни для кого, кроме субъектов съемки весьма прозаичных физических характеристик.

Шок и оторопь сотрудников российского Госфильмофонда, которые предоставляли Питеру Гринуэю доступ к материалам из собственных архивов, легко объяснимы и понятны: «Эйзенштейн в Гуанахуато» не просто эксплуатирует культовое имя, не добавляя никакой авторской или же художественной трактовки выбранного для сюжета периода жизни режиссера, но и нагло и открыто дискредитирует личность Эйзенштейна. И дело здесь не в том, что Сергей по сюжету является геем, а в том, что гомосексуальность это не просто основная характеристика Эйзенштейна, каким его видит Гринуэй, но и цель жизни киногероя состоит в том, чтобы выступить пассивным партнером месиканского гринго. По мнению Питера Гринуэя, именно из-за сказанного выше, у Сергея Эйзенштейна и не сложились отношения с продюсерами его мексиканского проекта, режиссер был занят в спальне и снимать ему было недосуг.

Кроме полной безыдейности, «Эйзенштейн в Гуанахуато» настолько технически дурно исполнен, что возникают вопросы о профессиональной необучаемости Гринуэя, в чьем резюме более 60-ти фильмов. Во-первых, вся лента исполнена в стиле клипа, кадры сменяют друг друга со скоростью достойной видео какой-нибудь музыкальной группы психоделического толка, а экран зачастую разделен на три части, показывающих с минимально различных ракурсов то Эйзенштейна, пьющего водку (а что еще, по мнению Гринуэя, может делать выходец из бывшей Российской империи?), то мух и их личинок, пожирающих нечто гниющее. Во-вторых, компьютерная графика, использованная в ленте для создания роскошного интерьера театра и открытой террасы, на которой в одной из сцен завтракают герои, стремится к уровню школьных внеурочных проектов, настолько топорно и не натуралистично она выполнена. Но все это кажется ничтожной технической мелочью, как и бессмысленные диалоги, призванные лишь для того, чтобы заполнить паузы между безобразными и этически, и эстетически постельными сценами, которые усугубляются и внешне отвратительным актером, играющим Эйзенштейна, который был, быть может, и некрасив, но очень обаятелен, а вот Элмер Бэк лишен как красоты, так и харизмы.

В целом «Эйзенштейн в Гуанахуато» напоминает фантазию латентного гомосексуала, имеющего поверхностные представления и о Сергее Эйзенштейне, и о соответствующем историческом периоде, дополненные обрывочными сведениями из заголовков газет и общих мест массовой культуры. Потому и Эйзенштейн становится фриком, знаменитым исключительно взлохмаченной шевелюрой, носящим только один белый костюм и мечтающим о сексе под музыку Сергея Прокофьева (использование его творчества в таком трэше напоминает какое-то изощренное богохульство).

Сказать, кому может понравиться «Эйзенштейн в Гуанахуато» довольно легко. Это публика, совершенно не представляющая себе основ качественной режиссуры (даже воспринятой с позиции зрителя), которую легко впечатлить стилистикой дешевого клипа. Также в восторг от увиденного придут индивиды с нарушениями психики, находящие прелесть в отвратительных подробностях физиологии, упивающиеся видами вялых членов и волосах ягодиц. Ну и, конечно же, адепты извращенной трактовки понятия «толерантность», превращающие такую характеристику как «гей» в неоспоримое достоинство, что не просто абсурдно (кому придет в голову, к примеру, кичиться тем, что он блондин?), но и губительно для культуры, так как низкопробные вещи, подобные творению Гринуэя по этой причине попадают в программы престижных киносмотров, а у зрителя формируется ложное представление об их значимости и ценности.

Кроме прочего данный фильм строго не рекомендуется к просмотру юношеству, как способный вызвать у неопытных и впечатлительных натур, романтизирующих интимные отношения, стойкое отвращение к последним. Если Стивен Фрай описывал в одной из своих автобиографий секс, как занятие мало аппетитное, то «Эйзенштейн в Гуанахуато» показывает соответствующий акт как действие легко способное вызвать у наблюдателя тошноту. Хотя, возможно, Питер Гринуэй и стремился к такой реакции, ведь его Сергей Эйзенштейн в одной из сцен одновременно опорожняет желудок и испражняется. Такое вот нынче представление о «прекрасном».

Так как уголовное преследование за преступления против красоты и искусства отсутствует (а будь оно, то использовалось бы скорее всего явно не против тех, кто этого заслуживает), то у кинематографистов а-ля Гринуэй свобода самоочевидно переходит во вседозволенность, приводящую в ужас любого человека, понимающего, что члены, анальный секс, рвота и дерьмо не могут выступать сюжетной основой фильма, и уж тем более фильма о Сергее Эйзенштейне. Но, у Питера Гринуэя своя альтернативная мораль и нравственность, поэтому после выхода «Эйзенштейн в Гуанахуато», что планировал снять еще одну ленту о Эйзенштейне - видимо, считая тему орального секса еще недостаточно раскрытой. Учитывая недвусмысленную направленность фантазий Гринуэя, для описания суммы его претензий на понимание биографии и творчества Сергея Эйзенштейна как нельзя лучше подходит английское выражение «fuck up».


Сер-гей!

Очень ожидала этого фильма, так как личность Эйзенштейна мне жутко интересна.

И фильм о части биографии этого творца мне показался очень привлекательным в плане просмотра.

И вот фильм включен, и можно ли это назвать это фильмом?

Я собираю все воспоминания о просмотренном творении: отрывки сцен, фрагменты, ракурсы, диалоги, и подвожу итоги: фильм развлекает, дает размышления на пустом месте и в некоторых моментах эстетически завлекает, но этого будет маловато для хорошего фильма.

Не глубоко знакома с точными критериями разделение фильмов на арт-хаус и мейнстрим, но по ощущениям... Этот фильм, что ни на есть арт-хаус, идея которого зародилась в голове режиссера Питера Гринуэя и требовало срочно выйти наружу и вышло со всем тем впечатлением (если хотите вдохновением), которое как я понимаю вызывает личность и творения Эйзенштейна у автора фильма, и все это сдобрено с его опытом. Эйзенштейн - гений кино, храбрец в этом деле, новатор. Если бы я была режиссером, я несомненно попыталась бы уподобиться ему, равнялась бы не него, такие личности будучи мертвыми влияют на умы людей и владеют ими... Так Эйзенштейн завладел Питером Гринуйем.

И Питер захотел завладеть Эйзенштейном, и сделал это во всех смыслах.

Выбор поездки Эйзенштейна в Мексику не случаен, предположительное лишение девственности, доказательство которого так тщательно искалось в архивах, не случайно. Если выбросить из головы то, чтобы снять жизнь Эйзенштена надо посетить Россию, а снимать о России в России не безопасно иностранцу и также очень дорого во всех смыслах, а съемки в Мексике куда более осуществимы (посещение США тоже не так интересно, в силу того, что задевать голливуд тоже очень не безопасно, дорого и довольно прозаично - в последние годы фильмы о старом Голливуде популярны, а значит не интересны таким интересным личностям, как Питер Гринуэй и его поклонникам), если все это забыть, то посещение такой красочной страны, как Мексика, которая жестко контрастирует с Россией и события предположительного сексуального освобождения, ну и в целом, освобождения от лап советской власти Эйзенштейна - очень хороший зачин для хорошей сказки арт-хауса, которую можно наполнить всевозможными невозможными и возможными декорациями, существовавшими персонажами, которых не было тогда, добавить реалистичной сексуальности, которая не сексуальна, карикатурность обязательно, сдобрить все это абсурдом высшей степени и прекрасными вырванными из неба фактами, разговорами о Эросе и Танатосе и облить все это визуальными заигрываниями с будущей эпилепсией зрителей.

Питер Гринуэй, как мастер своей эпохи, чует веяния времени и чудно сталкивает, смешивает смерть, жизнь, секс, любовь, красоту и мерзость. Но такое имеет смысл и впечатляет только в том случае, когда это имеет отношение к реальности, когда зритель что-то выносит для себя или на худой конец оценивает придуманную экранную реальность, тогда зрителю интересно, а что для этого нужно... Сюжет? Допустим его нет. Диалоги, монологи? Очень-очень натянуто претенциозные, с каждой минутой своего произнесения теряющие свой смысл. Игра актеров? Ну допустим, актер, играющий Эйзенштейна хорошо сыграл мужчину, лишаемого девственности, все остальное театр, а в театре тоже нужны диалоги, нужен контекст действий, игры, эмоций. А так как сюжета нет... Остается, какие-то вложенные смыслы, скрытые в оборванных сюжете, игре и диалогах, что-то лежащее в области ракурсов, кадров, картинки - есть ли это? Да, безусловно к этому стремились. Некоторые вещи, так и хочется вырвать из фильма и показать отдельно, они от этого не испортятся, потому что не важно кто и что на картинке, почему и прочее... Важен тот смысл и все. А смысл этот понятен не всем, а порой его и нет, и это лишь потуги поиска смысла на пустом месте. А место, как уже понятно очень пустое.

Спасибо Эйзенштейну за то, что он вдохновляет режиссеров на такие эксперименты.

Но я бы предпочла другой фильм о биографии этого великого человека, в котором больше обратили время на его личность, на его достижения, на его истинные конфликты (хотя я не исключая, что конфликт гомосексуализма имел место, но не в такой гиперболизированный до тошноты форме, и никакие душевные разговоры с секретаршей не спасут весь этот фрейдовский ужас), на то, как он снимал фильмы! Боже! Он же делал это, даже мечтая вступить в соитие с красивым мексиканцем, он делал фильмы! В этом суть... Если бы все было, как снято в фильме, то Эйзенштейн был бы знаменитым гомосексулистом, а не режиссером. Вот она проблема...

Фильм лишь радует тем, опять же, фактом своего существования и связью с Эйзенштйеном, как эта личность вдохновляет и воодушевляет людей, в какой форме они выражают все это, как они представляют своего вдохновителя.
На Vkinozale.tv вы можете посмотреть фильм "Эйзенштейн в Гуанахуато" не только на компьютере, но и на телефонах и планшетах Андроид (Android) и iOS - Айфон (iPhone) и Айпад (iPad), а также на Smart TV совершенно бесплатно и без регистрации.

Комментарии: 0

Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
КОММЕНТИРУЕМОЕ
up