Фильм Я, Дэниел Блэйк смотреть онлайн в отличном качестве бесплатно
» » Фильм Я, Дэниел Блэйк смотреть онлайн в отличном качестве бесплатно

Я, Дэниел Блэйк

30-07-2019, 11:38
Дэниел Блэйк - недавно овдовевший бездетный работяга, из-за проблем со здоровьем потерявший последнее, что у него было - возможность зарабатывать на жизнь. Блэйк вынужден обратиться за помощью к государству и подать документы на получение пособия. На деле оказывается, что сделать это для пожилого мужчины не проще, чем доказать теорему Ферма: процесс подачи заявления полностью автоматизирован, а Блэйк в жизни не держал в руках ни смартфона, ни компьютерной мыши - только молоток.
Сообщить об ошибке
  • Смотреть онлайн
  • Факты
  • Кадры
  • Рецензии
Фильм снимали в хронологическом порядке. Исполнительница главной роли Хейли Сквайрс так и не получила на руки всего сценария перед началом съёмочного периода. Куски сценария ей выдавали каждый день перед началом съёмок.

После просмотра фильма на Каннском международном кинофестивале зрители устроили Кену Лоучу и творческому коллективу фильма 15-минутную стоячую овацию.
Бедные люди

В российских кинотеатрах стартовал британский фильм, получивший Золотую пальмовую ветвь Каннского кинофестиваля за 2016 год. Выбор жюри одни яростно оспаривали, другие горячо поддерживали. Кто прав? Кто виноват? Что с этим делать, а также другие, чисто русские вопросы, которые задает этот фильм.

Дэниел Блэйк - умудренный опытом, приятный мужчина пенсионного возраста, только что переживший тяжелый удар сердца. Будучи плотником со стажем, он получает от врача строгое указание, воздержаться от работы. Он обращается за помощью к государству, с целью получить пособие по здоровью, совсем не подозревая о механизме работы бюрократического аппарата по выдаче финансов больным людям. Работать нельзя, пособие получить нельзя, а кушать хочется все сильнее.

Стоит разу сказать - главное претензия которая может возникнуть, да и собственно возникшая у многих, к этому честному, грустному и старомодному фильму состоит в том, что кино это, очень и очень простое. Троллилнг киноведов со стажем, опирающийся на то, что скажем у Тарковского с Бергманом ноль пальмовых веток, а у Кена Лоуча (режиссер «Дэниела Блэйка», в прошлом июне отметивший 80 лет) уже две, может и справедлив, да только сравнивать Кена Лоуча с Тарковским и Бергманом - все равно что сравнивать бутерброд с колбасой, с фуа гра под ягодным соусом - вещи разные. Да, конечно, Канны ориентированы больше на поиск новых слов в кино, новый киноязык, а не на качественные драмы о бедных людях. В этом смысле фильм выдержан в более оскаровском формате, нежели фестивальном. Но это скорее претензия к жюри, а не к режиссеру, который, словно его персонаж, свое дело выполняет честно.

Фильм действительно очень близок к русской классике, демонстрация мук человека с крайне ограниченными финансовыми возможностями, а если проще с нищим, излюбленная тема и Горького, и Достоевского. Вот и герой фильма, имя которого с гордостью вынесено в название - такой человек. Он не то что бы нищий, но крайне близок этому. Получить пособие можно только после заполнения череды непонятных бумажек с сомнительными вопросами, нечто вроде «можете ли вы поднять руку что бы положить что-то в верхний карман», а также прохождения теста на компьютере, а с компьютером (пожилой человек старой закалки) у героя очень сложные отношения. Противная музыка на автоответчике нужной герою компании играет больше полутора часов, «за это время можно матч посмотреть!» - возмущается Блэйк. Очереди за бесплатной едой длиннющие, помощи не дождешься ни от кого.

Это история о сильном человеке, протянувшим руку помощи и получивший в нее плевок. Плевок от государства, для которого человек лишь винтик в огромной машине экономики, плевок от безучастных граждан (сосед Блэйка, молодой афроамериканец, успешно ведущий бизнес по спекуляциям китайских кроссовок), без права вытереть протянутую ладонь и попросить еще раз. Почему эта история актуальна для России образца 2016 года, оставим решать каждому самолично.

Может это кино действительно где-то банально, может местами оно и фальшивит (скажем сцена с консервированной банкой - явно перебор), и может стоило награждать не его, а Верховена, Джармуша, Альмодовора и прочих гениев. Но ей богу, когда соцработник говорит Блэйку, что «он должен найти работу несмотря на то что врач ему запретил, и искать он должен не для того что бы найти, а потому что так надо» внезапно все начинаешь понимать и про окружающий тебя мир и про себя. Про себя, особенно.


Беззащитность напоказ, боевитая ранимость

В европейском обывательском сознании очень быстро и прочно угнездился образ профессионального велферщика, социально примерно равный диккенсовски-гюголианскому образу профессионального нищего, но вызывающий куда меньше мизерикордий. Это нездорово жирное, вонючее, в растянутых трениках развалившееся перед футбольно орущим телеком существо, кариозно хрустящее чипсами и рыгающее пивасиком, почёсывая волосатое пузо под потной «алкоголичкой» и вставая с продавленного дивана лишь для того, чтоб заделать своей рыхло-коровистой спутнице жизни очередного дефективного младенца для повышения пособия по бедности. «Самовоспроизводящийся генетический биомусор,' - шёпотом, украдкой, сами стыдясь неполиткорректности своих эмоций, думают обыватели, а вслух требуют от государства разобраться со злоупотреблениями щедростью системы его социальных вспоможений.

Между тем, цифры, сухие цифры свидетельствуют о совершенно иной реальности. Ежегодно во Франции, например, система социального обеспечения не добирает шестнадцати миллиардов евро обязательных отчислений от мухлюющего с налогами и прочими законом предписанными, но такими неприятными для личного бюджета выплатами мелкого и среднего бизнеса. На недобросовестных соискателей из числа частных лиц приходится значительно более скромная цифра в триста миллионов евро ежегодично, причём две её трети объясняются ошибками и некомпетентностью социальных работников. Таким образом, коллективный биомусор со всеми своими рахитиками аннуально обжирает брезгливых налогоплательщиков на громадные сто миллионов евро, одну то есть пятую стоимости виллы Леопольда на Кап Ферра. И даже это ещё не всё: около десяти миллиардов евро предусмотренных государством пособий остаются невостребованными имеющими на них все права гражданами - в основном, судя по опросам, не столько по малой информированности, сколько по стыдливости последних. И ситуация в других социально-ориентированных европейских странах французской аналогична. Тем не менее, утробное и универсальное остервенение народное вызывают жирующие на пособия в шестьсот евро в месяц вдесятером инвалидо-многодетные, а отнюдь не порхающие на позолоченных миллионными, но не выплаченными государству социальными взносами парашютах спортивные, Хьюго Боссом одетые менеджеры.

Как ни странно, в художественной сфере механизмом совершенно законного утекания выделенных государством средств из рук добросовестных нуждающихся в карманы кадровых побирушек первым по-настоящему заинтересовался британец Лоуч, и он же первым нашёл убедительное объяснение уродливому феномену: болезненно озабоченная собственной эффективностью и подлогонепроницаемостью система социального обеспечения стала настолько сложна, юбюэскна и кафкаэскна, что шанс разобраться в ней с целью воспользоваться ею есть сейчас лишь у человека, жизнь положившего на её изучение - у профессионального то есть паразита. Если же человек всю жизнь работал, платил налоги, рожал и воспитывал детей, участвовал в общественной жизни своего города, а потом вдруг в одночасье утратил трудоспособность - он будет перед системой совершенно и безнадежно некомпетентен, жалок, беспомощен, и система выплюнет его, не задумываясь, даже не попытавшись прояснить для себя его беду.

Вызывающая нерелевантность обязательных анкет, запредельные и неосуществимые требования к соискателям относительно компьютерной грамотности и владения корпоративным жаргоном, издевательская бессмыслица и хронофагия тренингов, бесконечные (и платные) ожидания ответа по стандартом снабженным телефонам, коммуникации с социальными работниками, разговаривающими как телефонные стандарты - заранее заученными, механическими, к тебе настоящему, живому, тёплому, несчастному никакого отношения не имеющими фразами, вообще предельная дегуманизация социальных работников - всё это подозрительно напоминает архитектуру корпорации, в которой искатели помощи становятся рядовыми членами - с неизбежной конкуренцией между ними и естественным выбыванием слабых. Только слабыми в этих условиях оказываются именно настоящие слабые, более всего нуждающиеся в помощи - и ещё те, кто не окончательно лишился человеческого достоинства и вообще человеческого. А досиживают и высиживают те, кто своего сиротства гнёт расписал за чашкой чая.


«Железная пята» бюрократии

Громоздкая бюрократическая машина, эффективно работающая против человека. Постоянные переходы нуждающихся из одних чиновничьих кабинетов в другие. Бесконечные разговоры с работниками социальных служб, не дающие никаких результатов. Высокотехнологичная система оказания социальной помощи населению, которой в силу возраста не могут воспользоваться те, кто больше всего в ней и нуждается...

Знакомая картина? Думаю, да. Вот только всё описанное выше - это не постсоветская реальность современной России, это вполне себе благополучная Британия, впрочем, не самый ее респектабельный район - небогатый город Ньюкасл.

Именно здесь приходиться пережить глубокую драму герою фильма Кена Лоуча «Я, Дэниел Блэйк». Пережить по пустячному, казалось бы, поводу.

Дэниел не был ни революционером, ни бунтарём, ни каким-то ниспровергателем основ.

40 лет проработал плотником. Потеряв жену и не имея детей, Дэниел остался совсем один.

И вдруг сердечный приступ (сам по себе факт тяжелый) стал причиной череды мытарств главного героя, началом издевательств государственных структур над честным работягой.

Врач Дэниела объясняет ему, что работать тот пока не может, ведь второй приступ он может и не пережить. Зато некий работник здравоохранения сообщает по телефону, что Дэниела на комиссии признали работоспособным, а значит, права на получение пособия по инвалидности у него нет.

Пытаясь выяснить, в чём же дело, выдержав часа полтора прослушивания музыки в телефоне и дождавшись, наконец, ответа оператора, Дэниел выясняет, что для получения пособия ему не хватило каких-то там баллов: он набрал 12, а надо 15. «Мы что, в футбол играем?» - возмущается он.

Можно подать апелляцию, но сначала надо подать заявление на повторное рассмотрение, оно будут проанализировано, принято решение, и только после этого решение можно будет обжаловать.

В наше время все процедуры осуществляются онлайн, а 60-летний Дэниел, умеющий чинить и строить, не имеет представления, как обращаться с компьютерной мышью: «Дайте мне землю, и я построю дом, но компьютер - это не моё».

Но выбирать не приходится: на что-то надо жить. Дэниел хочет работать и дальше, но пока не может из-за медицинских показателей, на которые неким обезличенным работникам здравоохранения (не врачам, а чиновникам) плевать.

Остается пособие по безработице. Но и его приходится отвоёвывать. Чтобы получить пособие, надо 35 часов в неделю искать работу. Искать в данном случае не для того, чтобы начать работать, а, чтобы получить, наконец, пособие.

Дэниела готовы принять на работу - ведь специалист он отличный. Но он вынужден отказываться и вызывать гнев потенциального работодателя, сам себя унижая в его глазах.

Но и это не помогает. Кафкианский кошмар происходящего усугубляется тем, что надо ещё доказать, действительно ли ты ищешь работу, надо прослушать какой-то бессмысленный семинар о том, как правильно написать резюме, «чтобы выделиться из серой массы» и найти работу, которая пока что не нужна. А если будешь нарушать условия всей этой изуверской процедуры, на тебя наложат санкции. И пособие своё увидишь ещё нескоро.

Дэниел Блэйк - старик не промах, настоящий пролетарий. А потому сдаваться не собирается. Более того, он честно и ответственно старается поступать именно так, как ему советуют сотрудники социальной службы. Но результат нулевой, и ответы однозначные: Вы можете работать, у Вас не будет пособия по инвалидности, Вы должны искать работу...

Так, из относительно благополучного, хотя и не блестящего мира, в котором жил герой, он нежданно-негаданно попадает в категорию отверженных. Оказывается, эти два мира существуют друг рядом с другом, и переход из одного мира в другой бывает внезапным, а последствия его неотвратимыми.

Проходя круги бюрократического ада, Дэниел знакомится с молодой матерью-одиночкой Кэти Морган. Ранее с двумя детьми они проживали в Лондоне, а теперь влачат жалкое существование в Ньюкасле. В доме, где они раньше жили, потёк потолок, потом стена, стало холодно и сыро. Женщина возмутилась и... оказалась на улице. В Ньюкасле у нее не оказалось ни работы, ни своего жилья. Она вынуждена ходить в социальную службу, а после выстаивать очереди за бесплатной едой, но ни на что другое средств просто нет. Даже на то, чтобы купить новые туфли дочери.

Бедность всегда сопровождается унижением. Ее унижают подозрением в воровстве, а потом пытаются втянуть в бизнес оказания интимных услуг. И только вмешательство Дэниела, который и без того теперь оказывается в долгах, как в шелках, не дает опуститься Кэти на дно и даже придает им обоим силу.

Удивительно, но чиновничий аппарат социальной поддержки людей, нуждающихся в помощи, демонстративно отстранён от человека. Его сотрудникам запрещается даже оказывать какую-то дополнительную помощь отдельным людям, дабы не создавать прецедент: иначе все захотят. Всё происходит в рамках закона, но при этом закон превращен в орудие издевательства над людьми.

Дэниел не оказался сломленным системой. Но и победить ее не смог. Наверное, потому, что его величество Закон не предполагает победы гражданина над государством. И дело тут не в конкретной сумме выплаты пособия (по инвалидности или по безработице). Дело в том, что капиталистическая система, для которой главный принцип и цель существования - прибыль, не считает интересы отдельного человека, его права и свободы выше своих интересов и установленных ею же правил. Ты свободен, утверждает либеральная система ценностей, а значит крутись, как уж на сковородке, чтобы выжить, а государство тебе помогать не обязано, оно тебя может только уничтожить, благо механизмов для этого в современном капиталистическом мире немало. И это хуже любой тоталитарной диктатуры.

Впрочем, протест Дэниела Блэйка неполитический. Сам он далек от политики и лишь хочет быть не просто потребителем и налогоплательщиком, а гражданином: «Соблюдайте права, я гражданин - не больше и не меньше».

Картина «Я, Дэниел Блэйк» не призывает к смене политического строя, а лишь к человечности, к тому, чтобы государство видело в каждом своём гражданине человека, а не просто субъекта налогообложения.

Думаю, что новая социальная драма Кена Лоуча, основанная на принципах гуманизма и социальной справедливости, хоть в какой-то мере повлияет на сознание зрителя, живущего в мире, где «униженных и оскорбленных» стали почему-то считать «лентяями и тунеядцами», и будет способствовать переустройству этого мира, искоренению существующих в нем несправедливостей.

По крайней мере, Золотая пальмовая ветвь, полученная режиссёром на фестивале в Каннах, рождает слабую надежду на это.
На Vkinozale.tv вы можете посмотреть фильм "Я, Дэниел Блэйк" не только на компьютере, но и на телефонах и планшетах Андроид (Android) и iOS - Айфон (iPhone) и Айпад (iPad), а также на Smart TV совершенно бесплатно и без регистрации.

Комментарии: 0

Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
КОММЕНТИРУЕМОЕ
up